Спецслужбы. Франция. Повестка. Вызов по повестке. Список вопросов. Пример. Блогер и спецслужбы Франции.


Спецслужбы Франции проявили ко мне интерес ...


   В прошлый вторник в своём почтовом ящике я обнаружил странный конверт. Почему странный ? Потому, что ранее я никогда ещё не получал конвертов такой формы. На конверте стоял штамп Национальной Полиции, а внутри конверта ничего не было ... Действительно, заглядывая внутрь конверта, я не обнаружил там никаких вложений. Но я обратил внимание, что на внутренних стенках конверта что-то было написано. Я разорвал конверт сверху и по бокам, расправил его, и получился листок бумаги с текстом. Это оказалась повестка в Полицию. Судя по тексту, меня вызывали в Полицию по "административным вопросам". Причём, вызывали не в наше ближайшее отделение Полиции, а вызывали в главный офис, который находится в самом центре Пуатье.
   Судя по повестке, меня вызывали в среду, 30 января 2013 года, в 10 утра. Время для меня было неудобное, и я стал звонить по указанному в повестке телефону, что изменить время визита. Трубку взяла женщина :
— Бонжур мадам.
— Бонжур.
— Это Сергей Селюнин. Мне назначено рандеву на среду, 30 января, в 10 часов утра. Я хотел бы изменить время визита, если это возможно, на 14-15-16 часов.
— Я сейчас попытаюсь с ними связаться ... ... ... Нет, никого нет на месте. Оставьте ваш номер телефона, и Вам позднее перезвонят.
   Я продиктовал ей свой номер телефона и стал ждать звонка ... Минут через 30 - звонок. В трубке - мужской голос :
— Бонжур, месьё.
— Бонжур. Я хотел бы перенести время визита на 14-15-16 часов, если это возможно.
— ОК. Мы ждём Вас в 15:00
— Извините, а это по какому вопросу ?
— Нет, нет, это не телефонный разговор.
— ОК. В среду в 15:00 я буду у Вас.
— Мерси, месьё. Оревуар.


   И я стал размышлять - что бы это значило ? Вроде бы, никаких грехов за мной нет. Человек я весьма и весьма законопослушный. Общественный порядок не нарушаю. С чем же может быть связан этот вызов ? Сайт ? Развод ? Работа ? Чья-то жалоба ? Я терялся в догадках, но внятного ответа так и не находил. В конце-концов, я перестал ломать голову, и философски для себя решил, что чему быть - того не миновать. Всё узнаю в своё время. Уголовных грехов за мной точно никак нет, а вызов касается каких-то административных вопросов. Следовательно, ничего страшного быть не может.
   В среду, 30 января, ровно в 15:00, в центре Пуатье, на rue de la Marne, захожу в главный офис Полиции. Подхожу к месту регистрации посетителей, и протягиваю повестку дежурному офицеру. Он смотрит в повестку, и затем он просит мой паспорт (carte d'identité). Я даю ему паспорт. Он тут же начинает звонить по внутреннему телефону и тихо уведомляет кого-то, что пришёл месьё "Се-льйю-нан" ... Да, примерно так это всегда и звучит - "Се-льйю-нан". Французы всегда "ломают язык" о мою фамилию. Я к этому уже давным-давно привык, и я их обычно никогда не поправляю. А тут вся проблема в том, что в моём загранпаспорте моё имя и фамилия изначально были написаны на английский манер - Sergey Selyunin. Хотя на французский манер моя фамилия должна писаться так - Selunine. И при таком написании произношение моей фамилии не вызывало бы у французов никаких трудностей.
   Итак, дежурный офицер вернул мне мой внутренний французский паспорт (carte d'identité) и сказал, что я могу присесть в фойе и подождать, пока за мной придут. Это совершенно обычная процедура. В фойе, кстати, было не так уж много народу - человек шесть, которые сидели на стульях и ждали, пока за ними придёт соответствующий офицер.
   Минуты через две в фойе вошёл очередной дежурный офицер, который, однако, пошёл прямо ко мне. И я сей факт про себя отметил. Потому, что обычно бывает по-другому. Обычно в фойе входит офицер, громко называет фамилию посетителя, и только после этого направляется к тому человеку, который на эту фамилию откликнулся. Но меня, видимо, там уже знали. Именно поэтому офицер пошёл прямо ко мне, не обращая никакого внимания на остальных.
   Видя, что он идёт прямо ко мне, я чисто машинально встал со стула. Он подошёл ко мне вплотную и тихо-тихо, чуть ли не в ухо, спросил :
— Месьё Селюнин ?
   Между "Селюнин" и "Се-льйю-нан" есть огромная разница ... Я это тоже машинально для себя отметил ... Такую разницу в произношении невозможно было не заметить. Значит, меня изучали. Хотя, в принципе, ничего особо удивительного в этом нет.
— Да.
— Пройдёмте со мной.
   Мы вошли в лифт, поднялись, по-моему, на самый верхний этаж, и прошли до самого конца коридора. Перед предпоследней дверью он попросил меня, чтобы я отдал ему свой французский паспорт и мобильник. Я так и сделал. Он взял мой паспорт с мобильником и положил их на какую-то полочку в предпоследнем кабинете.
   Зачем вдруг понадобилось оставлять меня без паспорта и без мобильника ? У меня есть версия. Дело в том, что внутренний французский паспорт - это, фактически, ламинированная карточка. И на этой карточке очень хорошо сохраняются отпечатки пальцев ... Моих пальцев ... А что касается мобильника, то его у меня забрали с той целью, чтобы во время беседы со мной хорошенько в нём покопаться. Например, не обнаружится ли там некое устройство, которое позволяло бы подслушивать разговор. Или же наоборот – за время беседы со мной снабдить мой телефон неким устройством или программным обеспечением, которое позволяло бы без особого труда контролировать все мои разговоры и перемещения. Впрочем, это лишь мои догадки, возможно - беспочвенные ... К тому же, я ведь им отдал свой рабочий мобильник, а по этому телефону я переговариваюсь только с нашей диспетчерской ... С какой именно "диспетчерской" ? Нет, нет, "Юстас" и "Алекс" тут совершенно даже ни при чём - дело в том, что я работаю водителем большегрузного "Мерседеса", и живу я во Франции. Я делаю это уточнение для случайных посетителей моего блога, которые не в курсе событий.
   После того, как мой паспорт с моим мобильником остались на полочки в предпоследнем кабинете, мы прошли в последний кабинет. Там находился ещё один офицер, который явно ждал нас. А что касается кабинета, то он был маленьким и явно "необжитым". То есть, фактически он был пустым – кроме стульев и стола там не было ничего, никаких шкафов, никаких папок с документами, никаких канцтоваров, никаких семейных фотографий на стенах, и даже штор не было. Там не было ни внутренней связи, ни стандартного телефона. Если бы эти офицеры были бы "местными", то их кабинет выглядел бы совершенно по-другому. Значит, эти офицеры были не "местными", и им просто предоставили этот кабинет во временное пользование. Тогда откуда они ? Скорее всего – спецслужбы ...
   В принципе, у меня была мысль попросить их предъявить удостоверения, но я решил этого не делать, чтобы не обострять ситуацию. Тем более, что пока ничего особенного не происходило.
   Мне любезно предложили присесть. Я сел на стул. Они сели напротив. Один из офицеров сказал :
— Я сначала задам Вам несколько вопросов, и лишь потом объясню в чём дело. Хорошо ?
— Ладно.
И начались вопросы :
1. Как давно Вы во Франции ?
2. Где Вы работаете ?
3. Какого Ваше семейное положение ?
4. Какое у Вас образование ?
5. Как ваше самочувствие, здоровье ?
6. Ваши родители ещё живы ?
7. У Вас есть сёстры или братья ?
8. Чем Вы занимались в России ?
9. Какой доход у Вас был в России ?
10. Вы любите фотографировать ?
11. В России Вы вступали в какие-либо партии или организации ?
12. Есть ли у Вас родственники или знакомые среди российских политиков ?
13. Есть ли у Вас родственники или знакомые в российском посольстве во Франции ?
   Отвечая на эти вопросы, у меня даже мелькнула мысль, что сейчас меня начнут вербовать ... Однако, офицер из своего кейса достал лист бумаги формата А4, на котором был скриншот с моего сайта. Это был отпечатанный на принтере чёрно-белый скриншот "фотогалереи патологических русофобов", и в частности - это был чёрно-белый портрет Хиллари Клинтон с надписью на лбу - The pathological russophobe ... В принципе, Клинтон даже на моём сайте, будучи в цвете, выглядит не очень хорошо, мягко выражаясь ... Но её лик в чёрно-белом варианте был ещё более непривлекательным ... И у меня даже мелькнула мысль - неужели у них нет денег на цветные чернила для принтера ?
   А дальше произошёл вот такой диалог :
— Кто это ?
— Хиллари Клинтон ?
— А что тут написано ?
— Патологическая русофобка.
— Вы с ней знакомы ?
— Я её очень хорошо знаю в качестве патологической русофобки, но персонально я с нею не знаком ... (!)
— А зачем Вы это написали ?
— Потому, что это - правда. На своём сайте я методично собираю всех патологических русофобов. Более того, я их не просто размещаю в своей фотогалерее, а я их ещё и уведомляю об этом через их аккуанты в Twitter, в Facebook и через их персональные сайты. Таким образом я борюсь против русофобии.
   Лица офицеров вытянулись и застыли ... Видимо, в их головах с превеликим трудом переваривалось то, что я им сказал. Они явно охренели от услышанного ... Мало того, что этот русский написал на лбах у русофобов, что они - русофобы, так он ещё и уведомил их об этом ...
   Но их ступор длился не долго - секунды 3-4. Дальше офицер ткнул пальцем в верхний баннер моего сайта, если точнее - в Марианну.
— Почему Вы разместили этот символ на вашем сайте ?
— Потому, что мой блог - о Франции. А это - символ Франции.
— Вы не имеете права размещать этот символ на вашем сайте.
— Почему ?
— Потому, что это - официальный символ государственных структур Франции. За незаконное использование этого символа Вам грозит 5 лет тюрьмы и 45 тысяч евро штрафа.
   «Вот так новость ... Ударил пыльным мешком из-за угла ... Жаль. А ведь мне так нравилась эта задумка, и я даже гордился ею. Ведь этот баннер фактически был визитной карточкой моего французского блога. Однако, придётся мне менять дизайн, хоть и печально это ... А чем же её тогда заменить ?»
   Но мои краткие, молчаливые и невесёлые размышления по поводу дизайна прервал офицер :
— Я по Вашей реакции вижу, что Вы этого не знали. Следовательно, никаких санкций против Вас не будет. Но этот символ Вам непременно нужно будет убрать с Вашего сайта.
— Хорошо, я постараюсь за сегодняшний вечер изменить дизайн своего сайта.
— Нет, нет, Вы можете не торопиться. По срокам Вас никто не поджимает.
   Вот, собственно, и всё. Беседа на этом закончилась. Все встали и направились к выходу. Один из офицеров зашёл в предпоследний кабинет, взял там мой паспорт с мобильником, и передал всё это мне. А другой офицер пошёл провожать меня до самого выхода из здания. Напоследок он вдруг сказал :
— Я просто восхищаюсь фотографиями Франции в Вашем блоге. Они просто великолепны.

* * *
В ту же среду, вечером, я изменил дизайн своего верхнего баннера. Схема - ниже.



* * *
   Итак, что бы мне ещё хотелось добавить по этому поводу ... Я хочу пояснить, что это был не допрос – это была именно беседа. Хотя эта беседа и имела форму допроса, но формально это была просто беседа. Мои ответы офицер быстро вручную записывал в свой блокнот, но в конце беседы я никакие протоколы не подписывал. Однако, судя по всему, они непременно сделают какой-то отчёт о нашей встрече и положат его на стол своему вышестоящему начальству. Потому, что эта встреча со мной, скорее всего, не была их личной инициативой ... Уйдёт ли этот отчёт ещё выше их непосредственного начальства ? Трудно сказать. Дойдёт ли он до самых верхних эшелонов французской власти ? Вряд ли. Хотя, пёс его знает ...
   В принципе, верхние эшелоны французской власти уже давно были в курсе того, что существует моя фотогалерея патологических русофобов. Потому, что ссылку на фотогалерею русофобов я отправил чуть ли не всем депутатам Национального собрание (Assemblee nationale), а также в МИД Франции. И было это ещё в 2011 году, при президенте Николя Саркози. Я даже помню такую фразу, однажды сказанную Саркози :
— У нас хорошие отношения с Россией. Но они были бы ещё лучше, если бы не французская пресса ...
    И я тогда тешил себя иллюзией, что мою фотогалерею патологических русофобов возможно даже показывали самому Саркози. И я тогда всё думал - а не сделал ли Саркози это заявление после того, как увидел эту фотогалерею ? Ведь на тот момент времени – 2011 год – в моей фотогалерее русофобов уже имелись практически все главные редакторы самых популярных газет Франции, вместе со всеми их журналистами-русофобами. А что касается газетки Le Monde, то в моей галерее русофобов они имеют самое многочисленное представительство. Причём, в фотогалерею патологических русофобов я добавил не только редакторов и журналистов-русофобов Le Monde, но также и юридических владельцев этой газетки ... Кстати, заметили вы или нет, но за последние года полтора откровенной антироссийской грязи в Le Monde стало значительно меньше. И это правда. Связан ли как-то сей факт с моей галереей патологических русофобов ? Не знаю.
   Тут мне ещё хотелось бы уточнить, что с 2011-го года в моей фотогалерее патологических русофобов появилось много новых персонажей. Я постоянно кого-то добавляю, кого-то меняю местами. И в 2011 году моя фотогалерея патологических русофобов выглядела не так, как она выглядит сейчас. Поэтому сейчас, в самом начале 2013 года, разглядывая мою галерею патологических русофобов, не пытайтесь указать мне пальцем на тех персон, которых в 2011 году ещё никак не могло быть в этой фотогалерее. Потому, что в 2011 году их там действительно ещё не было ...
   Кстати, уже давным-давно существует второй лист фотогалереи русофобов. А не за горами - и третий.
   И ещё. Я про себя отметил тот странный факт, что во время нашей беседы французские офицеры мне "предъявили" скриншот с американкой Хиллари Клинтон, хотя в моей фотогалерее патологических русофобов было предостаточно и французских кандидатур. Например - бывший министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер, или – действующий министр культуры Франции Орели Филипетти. Но этих знатных французских персон мне почему-то "не предъявили ", хотя это было бы более логично ...
   А что касается Хиллари Клинтон, то это вообще отдельная "песня"... Ссылку на свою фотогалерею патологических русофобов я разослал повсюду - и в аппарат Белого Дома, и в "клинтоновский" фонд, и на их с Биллом личные аккуанты в Twitter и в Facebook. Плюс, эту ссылку я отправлял даже их дочурке - Челси. И я уверен на 90 %, что Хиллари Клинтон мою фотогалерею патологических русофобов видела.
   И в заключении спешу вас заверить, что в Twitter существует политическая цензура. Я уже со счёта сбился от количества аккуантов в Twitter, которые у меня заблокировали ... Хотя этот самый Twitter я использую только для того, что отправить русофобу ссылку на фотогалерею патологических русофобов, чтобы этот русофоб смог бы себя увидеть там. Но хозяева Twitter, якобы "во имя борьбы со СПАМ-ом", регулярно закрывают мои аккуанты. Почему ? Потому, что такая у них там "демократия" ...

Фотогалерея патологических русофобов — Лист № 1 Лист № 2



© 2006-2016 Sergey Selyunin  Russie







© 2006-2016 Автор и Web-мастер - Sergey Selyunin - poit-ssv@yandex.ru