Фотография в СССР. Фотоаппаратура в Советском Союзе. Павильонная фотосъемка. Старые фотографии.


Фотографическая ностальгия ...


   Сразу хочу сказать, что на данном листе моего блога нет ни одной моей фотографии – все эти фотографии я нашёл в Интернете в свободном доступе. Однако, практически каждая фотография содержит какие-то вещи или предметы, очень хорошо мне знакомые. Точно такие же фотографические штучки когда-то имелись и у меня.
   Я уже точно не помню, но мне было, скорее всего, годиков восемь или девять, когда родители мне купили мой первый фотоаппарат - "Смена 8М". И я, кстати, до сих пор вполне отчётливо помню тот неповторимый запах нового кожаного чехла, в котором хранился фотоаппарат. А стоил он, если я не ошибаюсь, аж целых 15 полноценных советских рублей. А ведь на дворе был, примерно, 1974-1975 год.
   "Смена 8М" - это был фотоаппаратик простенький и примитивный, как раз для начинающих пацанов. В нем главное было не забыть вручную сдвинуть плёнку после съёмки очередного кадра. В противном случае один кадр тут же лепился на другой. А ещё нужно было не забыть вручную выставить счётчик кадров, чтобы не получилось как в той театральной зарисовке – «Вы можете тут позировать хоть до ночи, а плёнку я давно истратил всю !»
   Наткнулся я случайно на "Смену 8М" в Интернете, и что-то "ёкнуло" внутри ... Внезапно вдруг нахлынула волна ностальгических фотографических воспоминаний.
   Кстати, на фотографиях чуть ниже имеется редкая сейчас вещь - механический (ручной) фотоэкспонометр. Фактически это была своеобразная "шпаргалка", которая позволяла начинающему фотолюбителю правильно выставить выдержку и диафрагму в зависимости от погоды и различных условий освещения. Почти точно такой же экспонометр был и у меня. Правда, я очень быстро научился обходиться без него.
   А что касается фотоплёнок ... Господи, сколько же их было засвечено по неумению, или - "перепроявлено" из-за забывчивости, или - слипшихся в фотобачке из-за непопадания в спираль. Вот горе-то было ребёнку ... До слёз ведь дело доходило из-за обиды ! Зато как сладко сейчас всё это вспоминать ...


   На фотографии ниже - фотоаппарат "Вилия". Не "Вилия-авто", а именно "Вилия". Это был уже мой второй фотоаппарат детской поры. Здесь уже не надо было вручную перематывать плёнку после каждого кадра, так как плёнка перематывалась автоматически при взводе. И ляпов "кадр на кадр" у меня уже не случалось, чему я был безумно рад ! Правда, помнится мне, что у "Вилии" зубчики протяжного механизма частенько рвали перфорацию фотоплёнки при взводе.
   Для меня в ту далёкую эпоху фотоаппарат "Вилия", безусловно, был большим шагом вперёд по сравнению со "Сменой 8М". Это было, как если бы из "Запорожца" пересесть в "Москвич-412". Особенно меня - тогда ещё обычного дворового пацана - глубоко впечатляли какие-то светящиеся рамочки, которые были видны сквозь окошко видоискателя при наведении на какой-либо объект. Я в то время почти не выпускал фотоаппарат из рук и увлечённо снимал всякую фигню, которая только попадалась мне на глаза ... Господи, сколько же я ту пору перевёл фотоматериалов - уму непостижимо. А ведь 90% банально уходило в мусорку ... (!)


   На фотографии ниже - стандартный фотобачок. Здесь главное было – в полнейшей темноте – аккуратно намотать плёнку строго по спирали, чтобы плёнка не слипалась. А для этого был необходим определённый навык. Сразу эта процедура вряд ли у кого-то получилась бы. Без предварительной тренировки тут никак нельзя было обойтись. И я тоже сначала тренировался при свете, заправляя в спираль испорченную плёнку.
   И ещё. Этот тип бачков неудобен тем, что при промывке после проявления, когда бачок находился под струёй проточной воды, надо было одной рукой придерживать верхнюю крышку бачка. Иначе потоки воды её приподнимали, и край плёнки получался засвеченным (чёрным).



На нескольких фотографиях ниже - настоящие раритеты советской химической промышленности. Проявители и закрепители всех мастей и расцветок.


   Итак, ныне я уже далеко не ребёнок, но детское хобби - фотографию - я не забросил до сих пор. Я так и продолжаю идти по жизни с фотоаппаратом. А на одном из этапов своего жизненного пути – ещё в советские времена - я даже успел поработать профессиональным фотографом в Службе Быта (ныне уже несуществующей). Впрочем, я в своём блоге об этом уже неоднократно писал. Повторю лишь, что это было на стыке восьмидесятых и девяностых годов прошлого века.
   На двух фотографиях выше - два набора для цветной фотопечати. Слева - советский набор "Реактив". Справа - чехословацкая "Фома". Про набор "Реактив" ничего сказать не могу - я не сталкивался с ним ни на любительском, ни на профессиональном уровне. А вот чехословацкий наборчик "Foma" знаком мне очень даже хорошо, потому что в Службе Быта мы использовали только его.
   Тут надо сказать о том, что на стыке восьмидесятых-девяностых годов печать цветных фотографий была весьма хлопотным мероприятием. Особенно в провинции. Ведь в те времена в СССР ещё не было автоматических комплексов для цветной фотопечати, не говоря уже о цифровых фототехнологиях. Поэтому мы в те годы печатали по старинке. И занятие это было достаточно кропотливым. Цветная фотопечать - это очень капризная штука. Ключевым моментом было качественно проявить цветную фотоплёнку. Именно от этого зависело качество фотографий. Если фотоплёнка обработана идеально - то и фотографии будут хорошими. А если фотоплёнка была обработана средне - то и фотографии уже невозможно было сделать качественными. Для приготовления химических растворов мы использовали только дистиллированную воду. Не забывали и про фильтрование. В этом процессе было чрезвычайно важно всё - от срока изготовления фотохимикатов, до температуры воздуха в нашей фотолаборатории. Качество самой фотоплёнки также имело ключевое значение. Достаточно сказать, что цветная плёнка весьма ощутимо теряла свои свойства по мере "старения". Если фотоплёнка была выпущена лишь месяц назад - то получался один результат. Если фотоплёнка была выпущена 8 месяцев назад - то получался другой результат. Из-за этого при цветной фотопечати лично мне было трудно добиться стабильности – уж слишком много нюансов влияло на качество.
   Но особенно нудным занятием было выводить правильные цвета при помощи светофильтров. На это уходило подчас достаточно много времени, и тратилось превеликое множество "пробников". Что такое "пробник" ? "Пробник" - от глагола пробовать - это маленький клочок цветной фотобумаги. Именно на нём сначала испытываются цветовые схемы и сочетания светофильтров. Затем этот "пробник" проходит все стадии обработки, и в итоге получается пробная мини-фотография. Затем этот клочок фотобумаги выносился из тёмной фотолаборатории на дневной свет, и уже при естественном дневном освещении становилось ясно, какие именно цвета излишне преобладают на мини-отпечатке, и что именно надо подкорректировать в цветовых настройках. После цветовой коррекции берётся очередной "пробник", который вновь проходит все стадии химической обработки. Затем этот пробник вновь выносится из тёмной лаборатории на дневной свет и сравнивается с предыдущим "пробником". И так - несколько раз подряд. Причём, мне иногда казалось, что цвет уже выведен верно, и что подборка светофильтров уже не требует коррекции. Однако, новый "пробник" мне наглядно доказывал мою неправоту ...
   Глупо начинать масштабную печать школьных классов, или детсадовских групп, не выведя толком цвет. Потому, что в этом случае не получатся качественные фотографии, радующие глаз. А раз так, то клиенты откажутся выкупить такие фотографии, и ты понесёшь ощутимый убыток. Но даже идеально подобранное сочетание светофильтров, тем не менее, далеко не гарантировало стабильного конечного результата. Дело в том, что по мере использования проявителя, этот самый проявитель постепенно истощался и терял свои свойства. В итоге, когда ты рассматриваешь 1-ю фотографию и сравниваешь её, допустим, с 96-й, то ты замечаешь разницу как по контрасту, так и по цветовой гамме. А ведь ёмкость содержала 15 литров свежеприготовленного проявителя ! И в каждый лоток я вставлял по 16 листов фотобумаги формата 18 х 24.
   А ещё при масштабной цветной фотопечати я всегда старался использовать фотобумагу одного и того же производителя, и одной и той же партии. Это было чрезвычайно важно. Но часто не спасало и это. И как только я открывал новую пачку фотобумаги, то цветовые настройки, с таким трудом найденные для предыдущей пачки, тут же летели в "тартарары", и мне вновь приходилось браться за "пробники" и менять комбинацию светофильтров. И это занятие вновь занимало много времени. Это был настоящий геморрой ! Очень часто я уходил из фотолаборатории глубоко за полночь.


   На фотографии выше - фотоаппарат "Любитель 166". В нём использовалась широкая плёнка 60 мм. Кадр - 60 х 60 мм. В Службе Быта я начинал работать с точно таким же фотоаппаратом, пока наши снабженцы не закупили несколько фотоаппаратов "Киев 60". Фото - ниже.
   Фотоаппарат "Киев 60" мне лично очень нравился. Он был большой, тяжёлый, но очень солидный на вид. Правда, насколько я помню, иногда у меня возникали проблемы с наведением резкости, и я всё никак не мог разобраться, в чём тут дело. То ли пентапризма неплотно прилегала к седлу. То ли фотоплёнка внутри аппарата не плотно прилегала к окошку из-за плохого прижима. То ли были какие-то проблемы с объективом. Из-за этого я, для подстраховки, всегда делал 3-4 дубля. Но сама плёнка состояла лишь из 12 кадров, если у меня не изменяет память. Следовательно, в моём кофре всегда было много роликов плёнки формата 60 мм. Такой формат фотоплёнки позволял делать большие фотографии при великолепном качестве. Выигрыш по сравнению с обычной фотоплёнкой формата 35 миллиметров был весьма ощутим - про зернистые фотографии уже можно было забыть.


На фотографии ниже - кофр профессионального фотографа.
У меня был точно такой.


   На фотографии ниже - фотоплёнка 60 мм. Изготовитель - тогдашнее ПО "Свема". Город Шостка.
Фотоплёнкой светочувствительностью 125 единиц я пользовался только тогда, когда у нас на складе не было фотоплёнки в 64 единицы. Плёнка 125 единиц давала ощутимый контраст по сравнению с плёнкой в 64 единицы. Следовательно, для смягчения, её приходилось чуть-чуть недопроявлять. То есть, нужно было сливать проявитель чуть ранее положенного по инструкции времени.
А вот фотоплёнкой в 250 единиц я не пользовался никогда - в этом не было никакой необходимости.
Она служила скорее уж для каких-либо технических нужд, чем для публичной фотосъёмки.


На фотографии ниже - фотоуголки.
Все фотографии в своих альбомах я крепил именно с помощью таких уголков.


   На фотографии ниже - три рецепта приготовления проявителей. Дело в том, что подавляющее большинство растворов мы готовили себе сами. Особенно это касается чёрно-белой фотографии. У нас на складе стояли мешки с химикатами. А в каждой лаборатории имелись самые настоящие магазинные весы. Растворы готовились объёмом в 10 или 15 литров.
   В начале 90-х годов централизованное снабжение в Советском Союзе рухнуло окончательно и бесповоротно. Если сначала мы спокойненько снабжались с нашей областной базы химических реактивов, то потом всё это было разом перепрофилировано под какие-то другие нужды. И нам сказали - снабжайтесь сами, как хотите и где хотите ... Помню, я на своём личном "москвичёнке" ездил в Казань, в КПО Тасма, и закупал там фотоплёнку. А затем там же, в Татарской АССР, но только в славном городе Менделеевск, я мешками закупал гидрохинон, калий бромистый и соду кальцинированную. На своём "москвичёнке" я даже пару раз скатался в Переславль-Залесский, в ПО "Славич", где закупал фотобумагу. А ещё одного гонца, помню, мы засылали в город Шостка за фотоплёнкой. Это было время полнейшего дефицита и полнейшего развала.




На фото ниже - простенький механический таймер. Точно такой же был и у меня.
Этот таймер я использовал только в одном случае - для проявки фотоплёнки.




На фото ниже - электронный таймер "Сура 2М". Точно такой же был и у меня.
Этот таймер я использовал при печати фотографий.


   На фотографии ниже - промышленный глянцеватель АПСО 5М. Точно такие же глянцеватели стояли во всех наших фотопавильонах. Они были уже старенькие, изношенные, и работали они "на честном слове". Помню, в моём павильоне у АПСО значительная часть зеркального барабана была уже окончательно испорчена, и была совершенно непригодна для глянцевания. То есть, я не мог использовать всю площадь барабана, а глянцевал фотографии лишь в уцелевших местах. Мокрые после промывки фотографии надо было класть на полотно, и после этого нужно было закатывать их таким образом, чтобы они прошли между нижним прижимным валиком и уже нагретым барабаном. Примерно через полторы минуты нужно было ещё раз крутануть барабан, и высохшие отглянцованные фотографии сами вываливались на полотно.


   На фотографии ниже - ещё один промышленный глянцеватель, только меньших размеров. Точно такой же глянцеватель мы получили совершенно новым. Однако, наша радость была недолгой – где-то через месяц мы вдруг обнаружили, что и к этому новому барабану стали безвозвратно прилипать фотографии. Что мы только с ним не делали, чем мы его только не протирали - всё без толку.


   На фотографии ниже - стандартная павильонная фотокамера, без затвора, и штатив не оборудован колёсиками. У меня была точно такая же, но я ей практически не пользовался. Она - абсолютно новенькая - так и лежала в разобранном виде в специальном чемодане.
Почему я на ней не работал ? По двум причинам. Во-первых, этот штатив не оборудован колёсиками, а павильонная камера должна была быть очень манёвренной. Например, если человек снимался для документов на фото 3 х 4, то фотокамеру нужно было приближать очень близко к человеку. И наоборот, при съёмке группы нужно было отъезжать подальше. Раз штатив камеры не оборудован колёсиками, то камеру весь рабочий день пришлось бы таскать по фотопавильону на руках.
   Во-вторых, у меня была другая павильонная фотокамера, лафет которой был оборудован колёсиками. Смотрите фото ещё ниже.


   На фотографии ниже - ещё одна стандартная павильонная фотокамера. Она также не оборудована затвором, но зато у неё имеется очень удобный лафет, который, к тому же, оборудован колёсиками. А вот размер кассеты я определить затрудняюсь - то ли 18 х 24, то ли 24 х 30.
   На этом фото я заостряю ваше внимание лишь на лафете. Потому, что сама камера у меня была немного другая. Этот лафет позволяет свободно катать фотокамеру по всему павильону, а также легко менять высоту и угол съёмки.


   На фотографии чуть ниже - кассеты для листовой (плоской, форматной) фотоплёнки. Кстати, такую фотоплёнку мы называли фотопластинами. Итак, фотопластину нужно было заправлять в кассету в полнейшей темноте, и при этом активным слоем наружу. На этой фотографии в кассете имеется прижим, но здесь я не вижу тонкого стекла. Наши кассеты были немножко другие - их невозможно было распахнуть по книжному типу. Лично у меня крышка кассеты выдвигалась в бок, скользя по желобкам. То есть, в полнейшей темноте, на ощупь, я выдвигал верхнюю крышку кассеты в бок, пальцем слегка приподнимал тоненькое стекло, под стекло клал фотопластину, затем прижимал фотопластину стеклом, и аккуратно задвигал крышку кассеты. Причём, наши кассеты были двухсторонними. То есть, вставлять фотопластину можно было с обеих сторон.




На фотографии ниже - передняя панель стандартной павильонной фотокамеры.
Как видите, объектив не оборудован механизмом затвора.


   На фотографии ниже - стандартная павильонная фотокамера. У меня была примерно такая же.
Фотообъектив здесь также не оборудован механизмом затвора. У моей камеры первое время тоже не было затвора, и мне во время фотосъёмки приходилось, как в старые добрые времена, аккуратно снимать крышку с объектива, считать до трёх, и затем вновь закрывать объектив крышкой.
   На этой фотографии передняя панель с объективом зафиксирована строго по центру – как по вертикали, так и по горизонтали. Однако, в зависимости от съёмки, эту панель можно перемещать куда угодно, например - до упора влево и до упора вверх, или - до упора вправо и до упора вниз, или - до упора вверх по центру. И так далее.


   На фото ниже - обратите внимание на матовое стекло. Дело в том, что световое изображение почти невозможно "собрать" на прозрачном стекле - стекло непременно должно быть матовым. Изображение хорошо "цепляется" и проецируется именно на матовом стекле. Иначе будет трудно что-то разглядеть, а значит и будет трудно навести резкость.
   Возможно, далеко не все об этом знают, но при съёмке подобными камерами, фотограф на этом матовом стекле видит изображение "вверх тормашками"... То есть, делая, к примеру, семейную фотографию, на этом матовом стекле фотограф видит эту семейку вверх ногами. Почему ? Таковы свойства оптики. Так вот, видя людей "вверх тормашками", надо ведь ещё и навести идеальную резкость. Причём, в резкости должны быть не только лица, но и ноги, и левый бок, и правый бок. А для этого необходим определённый навык. Образно выражаясь, для этого необходимо умение и желание видеть мир перевёрнутым ... (О ! Как "загнул" фразу, да ? Авторство - моё !).
   На данной фотографии панель с матовым стеклом зафиксирована в горизонтальном положении. Но эту панель можно легко отсоединить и закрепить в вертикальном положении. Тут всё зависит от съёмки.
   И ещё. На этой фотографии не хватает важного элемента - чёрной светонепроницаемой материи. Фотограф накрывается ею для того, чтобы посторонний свет не попадал бы на матовое стекло и не мешал наводить резкость, а также не мешал бы фиксировать человека в нужном месте кадра, чтобы человек (или группа) был точно по центру.
   Как только резкость была успешно наведена, фотограф отстёгивает панель с матовым стеклом и аккуратно кладёт её поверх фотокамеры. А дальше в специальные пазики фотокамеры вставляется заряженная кассета с фотопластиной. Затем всё это вновь накрывается чёрным полотном, и там, под полотном, фотограф открывает крышку кассеты, оставляя фотопластину "один на один" с пока ещё закрытым объективом. Как только клиент готов к съёмке, фотограф либо щёлкает затвором (если он есть), либо вручную снимает на определённое время крышку с объектива. Всё, засветка через объектив успешно достигла светочувствительного слоя фотопластины. Процесс светописи на этом завершён. А вот дальше задача фотографа заключается в том, чтобы эту светопись проявить, закрепить и напечатать. Кстати, печать фотопластин осуществлялась контактным способом, а не с помощью фотоувеличителя. И в контактной печати тоже были свои хитрости, тонкости и нюансы.
   Что такое светопись ? Светопись - это и есть фотография. Древнегреческое слово "фотос" означает свет, а древнегреческое слово "графа" означает писать. "Фотос" + "графа" = писать светом.


   На фотографиях ниже - несколько графических схем. Дело в том, что профессиональные фотографы использовали одну фотопластину предельно рационально. То есть, на одной фотопластине размером, допустим, 13 х 18, можно было сфотографировать двух человек на фото 3 х 4, одного человека на фото размером 6 х 9, и одно художественное фото размером 9 х 12.
   Или, допустим, на той же фотопластине размером 13 х 18 можно было сфотографировать 8 человек на фото 4 х 5. И так далее. Варианты могли быть различными. Как это делали ? А это мы делали при помощи специальных светонепроницаемых трафаретов и перегородок, которые при съёмке оставляли под засветку лишь определённые участки фотопластины.

















   Вот, собственно, и всё. На сегодня "ностальгически-фотографическая" тема закрыта.
В принципе, я бы мог написать и побольше, но ... Как-нибудь в другой раз ... Чем я фотографирую сейчас ? А сейчас я фотографирую самой обыкновенной "мыльницей".
На хорошую аппаратуру у меня просто нет денег. А фото моей "мыльницы" - ниже.



© 2006-2018 Sergey Selyunin  Russie




   







© 2006-2018 Автор и Web-мастер - Sergey Selyunin - poit-ssv@yandex.ru